beaujapancom

Categories:

Говорящие формы Исаму Ногути в музее на Уэно

ЧИТАТЬ НА САЙТЕ

Впервые имя Исаму Ногути я услышала, когда пришла на урок икэбаны в здание, спроектированное Тангэ Кэндзо, в штаб-квартиру школы икэбаны Согэцу, основанную Софу Тэсигахарой.

Первое предложение – и сразу же столько звёздных имён в одном месте! И это далеко не случайность. А теперь по порядку.

Согэцу Кайкан
Согэцу Кайкан

Здание Согэцу Кайкан было спроектировано Тангэ Кэндзо (построено в 1958 году, отреставрировано в 1977 году). В Согэцу Кайкан на первом этаже всемирно известным художником и скульптором Исаму Ногути создано особое пространство – каменный сад под названием «Рай». Сад был создан по просьбе основателя школы Согэцу Софу Тэсигахары, во время реставрации в 1977 году. Если вам посчастливится посетить это здание, обратите внимание и на камень перед главным входом, резьба «Согэцу» выполнена Исаму Ногути.

Исаму Ногути (1904-1988) родился в союзе японского поэта Ёнэдзиро Ногути и американской писательницы Леони Гилмор уже после отъезда Ёнэдзиро из Соединённых Штатов. Исаму впервые увидел отца два года спустя в Японии, куда они переехали с матерью, чтобы быть поближе к нему. У отца в скором времени появилась другая семья, и ребенок рос с матерью, которая тяжело работала, чтобы свести концы с концами. Однако полученное японское воспитание, основанное на привитии с детства основных принципов японской эстетики, таких как “моно-но аварэ” – печальное очарование вещей, “макото” – суть вещей, югэн – суть недосказанности и других, заложило монолитный фундамент, дало Исаму возможность стать художником. «Мне повезло, что мое детство прошло в Японии, где люди так чувствительны к изменениям в природе», – говорит Ногути.

С ранних лет он много времени проводил в одиночестве, поскольку в японском обществе не было достойного места полукровке. Когда Исаму исполнилось 13 лет, мать, мечтающая, чтобы сын стал художником, отправила его в штат Индиана учиться в школе Интерлакен. Он самостоятельно переезжает в США, взяв фамилию матери. Позже он вспоминал: «Когда мне было 13 лет, моя мать решила, что я должен поехать в Америку, чтобы получить образование. Она выбрала школу в Индиане, о которой прочитала, кажется, в National Geographic. Я уверен, что она была обеспокоена печальным положением детей-метисов в тогдашней Японии. Она решила, что мне лучше стать полностью американцем, и отвела меня к американскому консулу, который, бормоча над Библией, провел ритуал, который, как я полагаю, означал мой отказ от японского гражданства».

Благодаря обучению у традиционного плотника в детстве, которое он прошел при содействии своего отца в Японии, в школе Исаму после его первых работ назвали гением резьбы по дереву. И это в возрасте 13 лет! Он перенёс невзгоды, связанные с закрытием школы буквально через месяц после начала учёбы, полное погружение в ещё большее одиночество из-за того, что мать была не в состоянии приехать и забрать его. Благодаря основателю школы Эдварду Ламли, Исаму благополучно окончил среднюю школу Ла Порте как один из лучших студентов. На своей выпускной фотографии Ногути оставил следующие слова: «Вместо того, чтобы стать президентом, я буду добиваться правды». Он поступил в Колумбийский университет, чтобы стать врачом. Одновременно по совету матери продолжил обучение скульптуре в Школе искусств Леонардо да Винчи, где его называли «вторым Микеланджело». Уже через три месяца после поступления в школу он провел персональную выставку и вскоре полностью утвердился в намерении идти по пути ваяния, отказавшись от карьеры врача. С этого момента он взял себе имя «Исаму Ногути», несмотря на протест своего отца. В нём жили двоякие чувства – ненависть и одновременно благоговение перед своим отцом за его стремление объединить Восток и Запад.

Исаму Ногути в течение жизни встречался со многими ключевыми фигурами своего времени. Большое влияние на его творчество оказала встреча со скульптором Константином Бранкузи, у которого он, работая ассистентом, изучал абстрактную скульптуру в свой первый приезд в Париж в 23 года. Особое виденье Бранкузи с его идеей передачи в скульптуре сути вещей ошеломило молодого художника.

Но его первые абстрактные скульптуры не приносили доход, и он был вынужден зарабатывать на жизнь фигурными скульптурами, которые были высоко оценены, и на деньги от их продажи отправился в путешествие на Восток. Исаму провел восемь месяцев в Пекине, где познакомился с Ци Байши, китайским художником, каллиграфом, под руководством которого изучал монохромную живопись. Он также работал над декорациями для танцевальных и других представлений и сотрудничал с танцовщицей Мартой Грэм, основоположницей современного американского танца, в течение 30 лет, что дало художнику важное представление о связи между телом и скульптурой.

Его конечным пунктом назначения была Япония. Впервые за тринадцать лет он воссоединяется со своим отцом, который не позволил ему приехать в Японию под фамилией Ногути. Ненависть несколько утихает, но они по-прежнему не могут понять друг друга. Исаму вновь в поиске своей идентичности, его воспринимают как американца, когда он находится в Японии, и как японца, когда он находится в Америке.

Именно в этот период Исаму пришла в голову идея, что скульптуры будущего будут вырезаны прямо в земле. Он был первым, кто стоял у истоков формирования таких сегодня привычных понятий, как «общественное пространство» и «экологическое искусство».

Исаму пережил болезненный опыт войны, когда родины его родителей стали врагами друг другу, и оставил после себя работы, выражающие его сильное желание мира.

После войны, с 1950 по 1953 год, Исаму Ногути вновь приезжает в Японию, и знакомится с авангардными художниками того времени, такими как Тангэ Кэндзо, Гэнъитиро Инокума, Сабуро Хасэгава, Софу Тэсигахара и Таро Окамото, энергично развивая творческую деятельность.

Всю свою жизнь Исаму стремился к миру абстрактных форм, созвучных природе, важным в его творчестве был поиск скрытой сущности среды, придание пространству смысла и порядка. Он создал свою собственную уникальную философию скульптуры. Борясь с конфликтом идентичности Востока и Запада, он в своих произведениях пытался объединить западные культурные течения с японскими традиционными приемами искусства.

Предметы, созданные им из различных материалов, таких как камень, металл, глина, дерево и бумага, он называл скульптурами. Но сам себя не относил ни к скульптору, ни к дизайнеру. Он был Художником. Цель мастера была создание произведений, функционирующих как скульптуры, путем соединения их с жизнью и окружающей средой.

Самой большой страстью Исаму была терракота – керамика, созданная с использованием глины из земли и огня. Он создавал керамические изделия в гончарной мастерской Китаодзи Росандзина, всемирно известного художника, керамиста, ресторатора. Исаму считает эти предметы «скульптурой керамики». Формы, взятые из японской традиции и природы, возрождаются в современных и уникальных формах, приобретают новую ценность и формируют новый взгляд на привычное.

Серия фонарей «Акари», названная «скульптурой света», спроектированная художником после посещения префектуры Гифу, является современным возрождением традиционного фонаря Гифу, чьи необузданные формы привлекли внимание Исаму.

В послевоенной Японии Исаму познакомился с садами дзэн и традиционными техниками, что придало его работам еще более восточный колорит. В Нью-Йорке он влюбился в японскую актрису Ёсико Ямагути, и они поженились в 1951 году. Вместе они основали студию и резиденцию в Камакуре, где Исаму занимался керамикой в мастерской Росандзина. Примерно в это же время он создал световую скульптуру «Акари», о которой я упомянула выше.

После развода в 1958 году полный амбиций Исаму переехал в Нью-Йорк, чтобы продолжить строить свою великолепную карьеру. Он увлекся созданием садов и скульптур пространства. Ногути считал, что «скульптура должна быть более доступной и функциональной», так его мечта о «ваянии земли», ландшафтном дизайне парков и пространств, которую он давно вынашивал, стала еще более актуальной.

Большое влияние на творчество оказала встреча с известным создателем садов при буддийском храме Тофуку-дзи Мирэй Сигэмори. В 1956 году, когда Исаму работал над созданием одного из своих самых знаковых произведений «Сад мира», расположенного около штаб-квартиры ЮНЕСКО в Париже, он посетил Сигэмори и сразу же погрузился в харизматичный мир великого ландшафтного дизайнера. Прекрасные голубые камни с о. Сикоку Исаму использовал при создании сада по рекомендации Сигэмори. Вот, что Исаму говорит о саде: «Несмотря на то, что сад – это ограниченное пространство, оно дает ощущение бесконечности. Японский сад – это пространство, где живет не столько человек, сколько человеческий дух» (выдержка из книги Дус Масаё «Исаму Ногути»). Ландшафтные объекты, по признанию самого Исаму, являются своего рода «узлами пустоты», создающими пространство.

Наряду с многочисленными садовыми проектами, поздний период жизни Ногути представлен широким разнообразием каменных скульптур. Его работы, в основе которых лежат простые формы, такие как прямые линии и круги, выражающие экспрессию камня в его естественном состоянии, являются уникальными достижениями, выходящими за рамки традиционного понятия скульптуры. Ногути умел чутко уловить голос камня, для него камень – это не просто материал для воплощения нужной ему формы, это сама фундаментальная сущность, рассказывающая о круговороте мироздания.

В жизни Исаму был еще один важный человек, о котором хочется упомянуть. Это молодой каменотёс Масатоси Идзуми из Такамацу. Он начал работать с камнем в 1953 году, а в 1964 году основал свою студию по обработке камня. В том же году произошло их знакомство. Масатоси сотрудничал с Исаму в области резьбы по камню в течение 25 лет. Работал над такими репрезентативными работами Ногути, как «Черное солнце» [заглавное фото], «Рай» в холле Согэцу Кайкан. В союзе этих двух мастеров территория вокруг студии была превращена в сад и является чрезвычайно важной частью садовых работ Ногути.

Здесь Ногути построил дом, в котором жил в течение 20 лет, разъезжая между Японией и Нью Йорком. После его смерти дом с садом стали музейным пространством – воплощением последнего желания Исаму, чтобы это место стало источником вдохновения для будущих художников, исследователей и любителей искусства. Музей сада Исаму Ногути включает дом мастера, и скульптуры, созданные им в поздние годы творчества, все они образуют одну большую «глобальную скульптуру». Здесь полностью сохранилась атмосфера, какой она была при жизни художника. 

Ещё одно интересное пространство, созданное Исаму находится на Хоккайдо в Саппоро в парке Моэрэнума. В марте 1988 года, когда Исаму впервые посетил Саппоро, ему предложили реализовать идеи, над которыми он долгое время работал, на внутренней территории парка Моэрэнума, используемой в то время, как свалка для несгораемого мусора. Стоя на замусоренной земле, Исаму сказал: «Я хочу принять участие в возрождении земли, поврежденной людьми, с помощью искусства». Исаму разработал генеральный план расположения скульптур как единого пространства в гармонии с окружающей средой и ландшафтом. Однако произошло нечто неожиданное, Исаму скончался из-за внезапной болезни. Город Саппоро решил продолжить строительство при поддержке Фонда Исаму Ногути. Торжественное открытие парка Моэрэнума состоялось лишь в 2005 году. Посмертная работа Исаму Ногути стала образцовым примером, успешно воплотившим важнейшую для Саппоро тему «окружающая среда и культура».

Парк Моэрэнума в г. Саппоро
Парк Моэрэнума в г. Саппоро

Для тех, кто находится в Токио, до 29 августа не упустите уникальную возможность посетить выставку «Путь открытий» Исаму Ногути, которая проходит в Tokyo Metropolitan Art Museum на Уэно. Выставка посвящена ключевой для Исаму Ногути теме «искусство, человек и пространство». Погрузитесь в мир простоты и органичности форм, завораживающих скульптурных образов в особом световом пространстве, где в форме скульптур представлен и сам свет.

Татьяна Вада
Журналист и лицензированный менеджер по туризму в Японии, руководитель компании VOYAGEJAPAN

БОЛЬШЕ ЯПОНСКОГО ИСКУССТВА!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic