beaujapancom

beaujapancom 17 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Секрет успеха от мастера Судзуки Тэцу: помни себя в начале пути

1964 год был знаменательным для Японии. В Токио состоялись Олимпийские игры, впервые проводившиеся в Азии. Сборная Японии заняла третье место по количеству золотых медалей (16). Япония выгодно показала себя на международной арене: прекрасная подготовка спортсменов, высокий уровень организации Игр, технологичность замеров и фиксации результатов соревнований, отлаженно работающий транспорт, безопасность. Это был период бурного экономического роста послевоенной Японии. 

В этом году в городе Тадзими в префектуре Гифу появился на свет наш герой Судзуки Тэцу (鈴木徹).

Интервьюер Татьяна Вада и керамист Судзуки Тэцу
Интервьюер Татьяна Вада и керамист Судзуки Тэцу

Он родился в «керамической» семье. Его дед Судзуки Митио занимался исследованием глазурей в Исследовательском институте керамики префектуры Гифу, его отец Судзуки Осаму работал ассистентом в лаборатории по разработке печей, изучал гончарную технику Орибэ и Сино под руководством Аракава Тоёдзо и Като Хадзимэ.

Здесь я бы хотела сделать отступление от нашего героя и познакомить вас с отцом Тэцу, Судзуки Осаму – Живым национальным сокровищем Японии. Мне посчастливилось увидеться и с ним во время моего посещения дома семьи Судзуки. 

Судзику Осаму участвовал в раскопках печей Мино, изучал методы строительства печей, обжига и глазурования, восходящие к XVI веку, был пионером в использовании газовых печей, первым начал применять современные научные методы обжига. Он считает керамику Сино наиболее подходящей для выражения японской эстетики. Во многих отношениях его можно рассматривать как новый тип Живого национального сокровища – он тот, кто прояснил современное значение традиционного Сино, но при этом создал удивительно современные вызывающие скульптурные формы.

Керамика Сино изготавливается путем обжига чаши из белой глины с не очищенной от оксида железа полностью, с обильным покрытием белой полевошпатовой глазурью, также известной как глазурь Сино. Менее глазурованные участки черепка имеют красноватые подпалины и обладают красотой белого или селадонового фарфора, но отличаются мягкой теплотой. Глазурь толстая, неравномерная белая (светлая), как будто пористая, с маленькими вкраплениями оранжевых пятнышек, словно от лопнувших пузырьков (за что её еще называют «цитрусовой шкуркой»). 

В Японии всего две чаши признаны Национальным сокровищем. Одна из них – чаша, Уноханагаки неизвестного мастера, созданная в стиле Сино, вторая – чаша Фудзисан, созданная Хонъами Коэцу.

Хотя в Японии нет живых национальных сокровищ среди керамистов в стиле Орибэ, среди мастеров керамики Сино таких сокровищ целых два. Один из них – Аракава Тоёдзо, а второй, как, может быть, вы уже догадались, отец нашего героя – Судзуки Осаму.

Несмотря на то, что и дед, и отец были полностью погружены в мир керамики, Тэцу изначально не собирался делать карьеру керамиста. И, если для его отца этот выбор был желанным, то сам Тэцу без особого желания принимал участие в создании глазурей, помогал отцу при обжиге с ранних лет, но совершенно не испытывал привязанности к глине; его целью было стать музейным хранителем. 

Будучи студентом Киотского университета (куда он «сбежал» от грозного ока отца), он специализировался на истории и изучал буддийское искусство. В период обучения в университете в рамках программы он посещал множество выставок, где экспонировались не только предметы буддийского искусства, но и керамика. И совершенно неожиданно для себя, он вдруг почувствовал пробуждение, как будто его ДНК очнулось от глубокого сна и потянуло его к глине. Сам Тэцу сравнивает это состояние с ударом молнии.

По предложению одного из своих преподавателей, поклонника его отца, он поступил в профессиональный институт керамики в Киото. Выбор пал на Киото, поскольку Тэцу считал, что именно Киото, который был культурным и политическим центром Японии более 1000 лет, даст ему необходимые знания для создания своего керамического стиля. 

«В Киото множество музеев, и получать знания можно через живое общение с предметами искусства. Когда я начал обучение в институте керамики, был поражен высоким уровнем работ студентов, что дало толчок более глубоко изучать технологии создания керамических изделий». 

Увидев, как его собственные керамические работы выходят из печи, он понял, что, как и его отец, рожден быть керамистом. 

«Я до сих пор живо помню волнение, когда впервые увидел созданное мной изделие, вышедшее из печи. До этого момента я не знал, буду ли я заниматься керамикой в будущем. Но когда я взял свое изделие в руки, меня словно громом поразило».

Я спросила о его отношениях с отцом. Насколько тяжело быть сыном великого Судзуки Осаму. Тецу рассказал, что он воспитывался в строгости, у его отца довольно жесткий тяжелый характер. И он хотел быть как можно подальше от отца. 

«Сначала мы работали с отцом спина к спине. Когда я принял решение стать керамистом, моя работа заключалась в том, что я должен был помогать отцу в мастерской. Чаще всего отец был недоволен моей работой. Когда мне было 38 лет, я отделился от отца и начал создавать собственную керамику, но постоянно получал от отца наставления. Да, мне не нравилось, что отец постоянно вмешивался в мою работу, но спустя годы я с благодарностью вспоминаю все его советы и сейчас понимаю, почему он был так строг со мной».

«В последнее время отец перестал что-либо говорить по поводу моих работ. Наверное устал», – смеясь рассказывал Тэцу.

На мой вопрос о том, что он думает о керамике своего отца, Тэцу сказал, что ему сложно объективно воспринимать работу отца, поскольку он помогал ему в мастерской с раннего возраста. Но однажды на выставке керамики среди изделий, созданных такими великими мастерами, как Аракава Тоёдзо и Като Хадзимэ, он увидел работу своего отца и был поражен его мастерством. Тогда ему пришлось признать, что его отец действительно великий мастер. 

Чаша работы Судзуки Осаму
Чаша работы Судзуки Осаму

Самое главное, чему Тэцу научился у своего отца и без чего бы не было его сейчас как мастера, это особое отношение к работе, строгость в организации рабочего пространства, требовательность к себе и тщательная продуманность при создании изделия. Несмотря на то, что его отец специализируется на керамике Сино, Тэцу не создает изделия в этом стиле.

Изделия Тэцу узнаваемы, поскольку он работает с глазурью Орибэ. Интересно, что первые изделия с глазурью Орибэ стали изготавливаться в печах Мотоясики в Мино, где живет и творит Тэцу. Глазурь Oрибэ – это глазурь зеленого цвета, в основе которой лежит пепельная глазурь с добавлением полевого шпата и 3-5% оксида меди. 

Керамика Орибэ была создана под руководством чайного мастера Фурута Орибэ (1545-1615), военного деятеля и ученика одного из самых известных мастеров чая Сэн-но Рикю. В то время как Сэн-но Рикю предпочитал простую, строгую керамику, его ученик Фурута Орибэ имел вкусы совершенно противоположные, и посуда Орибэ, изготовленная в соответствии с его пристрастиями, отличалась свободными смелыми формами и эксцентричными узорами, которые не встречались в другой керамике.

В период Адзути-Момояма (1573-1603) торговля “намбан” (букв. “с южными варварами”) была очень активной, людей привлекали ярко раскрашенные импортные товары, поэтому модная посуда Орибэ, которая совершенно отличалась от традиционной, пришлась по вкусу покупателям, любящим шик и необычность.

Керамика Орибэ известна своим темно-зеленым цветом «Ао Орибэ», но есть также «Ака Орибэ» из красной глины с большим содержанием железа, «Орибэ куро» с черной глазурью, которая покрывает всю чашу без какого-либо рисунка, и «Куро Орибэ» с узорами в форме геометрических фигур.

В изделиях Тэцу вы можете видеть, как зеленая медь проступает сквозь пепельную глазурь. Оттенки зеленого смягчают экспрессию и придают изделиям утонченность. Тэцу использует небольшое количество примесей, таких как фосфат кальция и оксид магния, что придаёт глазури более теплый вид, увеличивает глубину цвета. Сначала на плоских участках глазурь Орибэ растекается и образует несколько полос. Затем в вогнутых областях глазурь накапливается и становится темно-зеленой. Оттенки зеленого и полосы создают прекрасную картину. 

Вот что сам мастер говорит о своих изделиях:

«Мои работы покрыты глазурью Орибэ, но я осмелюсь назвать ее зеленой глазурью.

Причина в том, что я хочу сделать керамику с зеленой глазурью, которой раньше не существовало. Я хочу сделать работу, которую нельзя описать в категории Орибэ, и я хочу работать за пределами узкой области Мино, хочу показать всю красоту зеленой глазури».

Тэцу использует сырьё, которое традиционно использовалось при создании глазури Орибэ. Со временем состав самого сырья значительно меняется, и невозможно достать сырье такого же качества, как и 400 лет назад, поэтому возникает необходимость в нахождении нового материала для создания глазури нужного цвета. 

Среди изделий Тэцу можно увидеть и чайные чаши, хотя сам он не практикует чайное действо. Тэцу считает, что практика может мешать созданию чайной посуды, поскольку мастер может быть загнан в рамки правил, и внутренний глаз перестанет видеть, исчезнет стремление выйти за очерченные границы. Он боится потерять вкус свободного замысла, утратить возможность экспрессии, не связанной ни с какими ограничениями.

Чаши мастера покрыты трехцветной глазурью сансай: светло-зеленой, индиго и желто-коричневой. Одну из серий своих работ мастер так и назвал – «Сансай». Эта техника восходит к эпохе китайской династии Тан. В ней используется несколько цветных глазурей. Сочетание кремового, зеленого и белого или зеленого, красновато-коричневого и индиго является наиболее распространенным. В Японии сансай начали производить как высококачественную керамику в период Нара (710-794 гг.), поэтому керамика получила название нара сансай.

Тэцу обжигает изделия в газовой печи при температуре 1230 градусов. Использует более трех видов глин: местную минскую легкую глину с кремнеземом и глины из других регионов Японии, например, из Сигараки и Сэто. А для получения трех цветов глазури использует около 20 видов разных глазурей! На мой вопрос, к какой керамике можно отнести изделия мастера, он ответил, что в общем смысле к керамике Мино, а в узком к керамике сансай. Но на самом деле, сам он никогда не думал к какой конкретно керамике отнести свои изделия. 

Чаши мастер создает посредством гончарного круга и ручной формовкой. Но в последнее время большую привлекательность видит в создании изделия посредством накладывания глиняных жгутов и созданий крупных изделий, таких как объемные вазы нестандартных форм.

«Есть одна вещь, которая оказала на меня большое влияние, когда я был в Киото. Мой отец сказал мне, что, если мне нравится искусство, я должен научиться рисовать, независимо от того, хочу я заниматься керамикой или нет. Поэтому начиная со второго курса университета я провел четыре года в художественной школе, обучаясь рисованию у японского учителя живописи».

«Сейчас я создаю серию работ, в которых хочу показать пробуждение природы: как пробивается первая свежая весенняя листва, набухают почки. Обычно я ношу с собой маленькую записную книжку, чтобы в тот момент, когда блеснула мысль, идея, занести в неё свои ощущения или сделать зарисовку. Позже переношу все записи дома в альбом. Сейчас я очень рад, что послушал своего отца и обучался живописи. Мне эти навыки очень помогают при создании керамики».

Тэцу выбрал зеленую глазурь, потому что ему нравится зеленый цвет. Когда он учился в Киото, то увидел чашу Орибэ работы Окабэ Минэо в Национальном музее современного искусства в Киото. Сила, присутствие, достоинство чаши поразило Тецу, и он не сразу мог уйти из музея. Когда он вернулся из Киото и начал творить, то эта чаша была первым, что пришло в голову. Он задался целью создать керамическое изделие именно с такой атмосферой. Так начались его поиски своей зеленой глазури. 

Тэцу создает изделия сериями, чтобы в полной мере показать через несколько произведений задуманную тему. Но главное, как говорит мастер, это вовремя остановиться. Если работать в одной серии, это затягивает, и не остается пространства для других идей. На вопрос о том, какая у него цель на ближайшее будущее, мастер сказал, что хотел бы, чтобы люди, которые знакомы с его изделиями, признали рост его мастерства. Для этого он планирует еще более глубоко изучать предметы искусства, признанные национальным достоянием страны, исследовать новое сырье для создания уникальных глазурей.

На мой вопрос о том, где Тэцу черпает вдохновение, он ответил:

«Я думаю, что для меня было очень полезно посещать музеи и видеть разные вещи в студенческие годы. Я до сих пор вдохновляюсь различными выставками. Я также фотографирую журналы, газеты, рекламу и другие вещи, которые мне кажутся интересными, потому что в наше время легко фотографировать с помощью смартфона. Я храню их все, как справочный материал, и когда смотрю на них, у меня появляется идея и я делаю набросок».

Вот что Тэцу рассказал о своих персональных выставках.

«Я делаю две или три выставки в год вот уже на протяжении 30 лет. Когда я готовился к своей первой выставке, все для меня было в новинку. Но помню, как мой отец сказал, что я не должен пытаться продавать свои работы. Каждое произведение несет в себе определенное чувство. И надеюсь, что эмоции, которые я вложил в работу передаются посетителям. Я думаю, что выставка – это, место, где я могу выразить свои чувства. По воле случая меня поставили на должность заместителя генерального секретаря Токайского отделения Японской ассоциации ремесел, а это означает, что мне нужно думать об управлении ассоциацией. До этого момента мне приходилось думать только о работах, которые я выставлял, но теперь я нахожусь в положении, когда мне приходится заботиться и об управлении выставкой и будущем ассоциации.»

Очень важно помнить себя и свои чувства в начале керамического пути, именно такой подход будет залогом успешной работы.

Судзуки Тэцу стремится создавать оригинальную чайную посуду, не ограничиваясь традиционными правилами японской керамики. Хотя он обращается к традиционным формам и глазурям, его цель – не просто воспроизвести эти древние техники, но оживить их своим современным духом, открывая их новому, молодому поколению энтузиастов. Керамика Тэцу, рождённая путём многочисленных проб и ошибок, современна, наполнена динамизмом. 

И напоследок я задала вопрос о напутствии молодому поколению, которое собирается сделать карьеру в керамике.

«Около 10 лет я работал преподавателем в Университете искусств Нагои. Для меня это был первый опыт преподавания гончарного дела молодым людям, и сначала я не знал, что делать. Однако оказалось, что у меня неплохо получается, и я сам получал огромное удовольствие от процесса. Я всегда говорил студентам, что они должны ходить в музеи и картинные галереи.»

Каким бы гением вы ни были, ничто не возникает из ничего. 

С Мастером беседовала Татьяна Вада
Журналист и лицензированный менеджер по туризму в Японии, руководитель компании VOYAGEJAPAN

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию